Гид по Европе глазами сёрферов

Подзаголовок: 
Так серферы из Западной Европы видят себя и нас.
Фото материала: 

Европа меньше, чем Америка. С географической точки зрения. Но, больше, чем Америка, - с исторической. И еще по многообразию бород и усов.

Есть подкрученные вверх усы восточных баварцев. Есть усы французских Канн. Или в стиле австрийца Чаплина.

Европа больше, чем Америка, с точки зрения разнообразия. Европа очень разная, как и европейцы. Они говорят на разных языках и не понимают друг друга.

Но при этом они (практически все) могут все покупать, так как у них одна валюта на всех. Половина из них могла бы купить Ирландию или Грецию, если бы они очень захотели, или ту страну, которая собирается разориться на этой неделе. Тем не менее.

Различие – это бич Европы. Это сбивает с толку, поэтому попробуем разложить все по полочкам. Ниже гид по европейцам.

Шумные любители пива (The Rowdy Beer Drinkers)

И британцы, и жители восточной Европы в этом схожи. Они пьют пиво. Они имеют общую точку зрения на это занятие. Они видят мир в янтарных оттенках. Они будут гоготать, приветствуя друг друга, но затем они выпьют много пива, будут крепко обнимать друг друга и петь бредовые песни.

Исчезающие страны (The Goodbye Countries)

Бельгийцев можно считать любителями пива, но из-за странного географического расположения эту страну можно отнести к исчезающему виду, как и Голландию с Люксембургом. Они находятся ниже уровня моря. Как Китай продолжает потреблять французские и итальянские товары, так и китайские фабрики продолжают выпускать эти товары, способствуя сознанию парникового эффекта в атмосфере. Страны расположенные ниже уровня моря исчезнут. Возможно, голландцы продержаться дольше, так как время от времени от них ездят пловцы на олимпийские соревнования.

Производители товаров класса «люкс» (The Luxury Good Makers)

Проблемы итальянцев и французов могли бы быть существеннее, если бы они не выпускали Gucci и YSL. Но китайцы очень-очень-очень любят Gucci и YSL, поэтому итальянцы и французы пока еще смотрят на других с высоты своих усов. Сердцем они понимают, что китайцы правят балом. Но им не нравятся китайцы. Им вообще никто не нравится. Исключение – Карла Бруни. И французы, и итальянцы любят Карлу бруни – кроме тех, кто ее ненавидит.

Скандинавы (The Scandinavians)

За последние сотни лет жизнь в Скандинавии не поменялась. Люди высокие и чаще всего блондины. Они тайно обижены друг на друга и на Советский Союз. Исключая финнов, они не в курсе дел Европы, поэтому вполне могут поехать во Францию с карманами, набитыми франками. У них средняя рождаемость, они едят полезную пищу. Чистый холодный воздух и горячие-прегорячие кедровые сауны для всех. Они слышали о том, что стали причиной разразившейся по всему миру чумы под названием IKEA, но забывают об этом, когда едят фрикадельки.

Русские (The Russians)

Технически Россия – не Европа (двоечники – прим. surfparty.ru), но неважно. Русские сделали миллиарды долларов на удобрениях и руде. Миллиарды. Они решили потратить заработанные деньги на то, чтобы стать Европой. Так, они поехали в Европу, чтобы скупить футбольные клубы. Они носят Dolce and Gabbana, Prada, Etro, Dior, Chanel, Balenciaga, Alexander McQueen. Все сразу. Они водят Bentleys и говорят: «Да! Потри русского - найдешь британца или, возможно, финна!» (мы правда так говорим? Вроде, всегда было «потри русского – найдешь татарина» - прим. surfparty.ru).

Немцы (Ze Germans)

Это они придумали валюту, которая привела к концу ирландцев, греков, португальцев, испанцев, которые теперь ездят к ним за работой. Это именно то, чего они хотели. Они потирают руки и говорят: «Das is gut!». Скоро итальянцы и французы присоединяться к ирландцам, грекам, португальцам и испанцам, если китайцам надоест Gucci или YSL. Тогда немцы будут потирать руки и бормотать: «Ja! Take zat».

Люди из *опы мира (People From Broke Ass Countries)

Кажется, что ирландцы, греки, португальцы и испанцы не похожи. Греки любят фету. Ирландцы чеддер. Испанцы и португальцы пряное мясо. Но у них есть схожие проблемы с доходом. И язык здесь неважен. Их можно похвалить за прошлые достижения: мореходство, демократию и картошку. Но сейчас у них трудности. Хотя мореходство и демократия – это важно, а картошка растет.